Как я стал риелтором: оторванное ухо, несостоявшаяся эмиграция и детективное расследование8 февраля в России отмечается День риелтора. Циан.Журнал поздравляет всех риелторов с профессиональным праздником! В честь этого события мы расспросили наших экспертов о том, как они пришли в такую нужную профессию и какими качествами надо обладать, чтобы добиться в ней успеха.

Хороших праздников должно быть много, так что помимо третьей субботы декабря агенты по недвижимости отмечают профессиональный праздник и 8 февраля. Пожалуй, лучший способ напомнить о важности и особенностях профессии — выяснить, как и почему риелторы приходят в профессию, какие события привели к такому выбору?

Ольга Цанова,риелтор, основательница группы «Недвижка.life» в Facebook:

— Меня вообще никогда не интересовала недвижимость, зато хотелось помогать людям и реализовать острый ум, организаторские способности и коммуникативные навыки. При этом четко понимала, сколько хочу зарабатывать, и в моей маленькой Костроме это было почти нереально. В итоге я спланировала переезд за границу. Я уволилась со своей тогдашней работы, практически паковала чемоданы. Имея в распоряжении довольно много свободного времени, регулярно гостила в офисе у подруги — та работала в агентстве недвижимости, и мы с ней часто болтали за чаем.

Время от времени наблюдала визиты одного из клиентов агентства: этот мужчина уже целых три года пытался поменять две двухкомнатные квартиры на трехкомнатную и однокомнатную, но не хватало денег. Тем разменом занимались, кажется, все крупные агентства города! И я, не будучи риелтором, неожиданно для себя самой взялась за эту задачу, установив цену на одну из квартир дороже аналогичных. Она находилась в кирпичном и более-менее нестаром доме — тогда в Костроме это не учитывалось, так что наша сделка стала исключением.Как я стал риелтором: оторванное ухо, несостоявшаяся эмиграция и детективное расследование

Это дало мне фору в целую неделю на выбор варианта для покупателя, а цены тогда каждую неделю росли на $500! В итоге я продала жилье того мужчины по цене выше рынка, тут же получила комиссию и поняла, что за границу можно не уезжать — лучше остаться работать риелтором.

Алина Степанова (Правоторина),риелтор-практик и руководитель агентства недвижимости «АлинаПраво»:

— Семь лет назад я работала начальником маленькой транспортной компании и понимала, что мне эта деятельность решительно надоела: сколько можно — 15 лет! Я была готова повеситься от скуки!

Однажды мы с подругами пошли в кафе и, обсуждая мою дальнейшую жизнь, поняли, что я могла бы стать детективом: время от времени мне приходилось решать сложные поисковые задачи с пропажей водителей, машин и грузов, и мне этот процесс очень нравился.

Так я пошла на специальные курсы, после которых еще месяц отработала помощником частного детектива — да, всего три месяца, потому что вскоре выяснилось, что на такую зарплату не проживешь (15 тыс. рублей за все это время). Проанализировав, где еще пригодятся мои детективные способности, я вспомнила о профессии риелтора — и вот я здесь.

Моей третьей сделкой (тогда я еще была стажером) была продажа квартиры на Знаменке, но оказалось, что квартиру продавал двойник собственника. Стоимость этой квартиры составила 45 млн рублей — это и сейчас большая сумма, но давайте вспомним, что дело было семь лет назад! 

Я нашла преступника, но он успел сбежать до того, как наша полиция, наконец, раскачалась. Его, кстати, до сих пор разыскивают. Зато потом я написала об этом книгу «Как украсть квартиру в Москве».

Была и другая риелторско-детективная история. Проверяя квартиру на улице Цюрупы, я нашла возможного неучтенного наследника — это был мальчик, которого в возрасте четырех лет отправили в психоневрологический интернат в Калининграде, где он прожил до 16 лет. А потом он исчез. Мы искали его вместе с журналистами и властями региона, но с тех пор прошло слишком много времени — поиски не увенчались удачей. От покупки этой квартиры клиенты в итоге отказались.

Я работаю с отдачей и с удовольствием — это действительно классная профессия!

Елена Толстикова,руководитель «Агентства ФЛЭТ»:

— Мы с партнером Эльдаром открыли свое агентство в далеком 1993 году — мне тогда было 18, а ему 20 лет. Столь амбициозный план возник после наблюдения за первыми в жизни сделками: мои родители обменивали свою квартиру, а Эльдар продавал свою. На тот момент рынок недвижимости только формировался, а в Зеленограде было целых два агентства, и я волновалась, что мы уже лишние.

Мы арендовали под офис обычную квартиру и стали работать — на первых порах вдвоем. Потом взяли на работу мою сестру и нашего соседа, затем дали объявление в газету и наняли еще сотрудников. Помню, все расчеты тогда проводились наличными — никаких тебе аккредитивов и банковских ячеек: полиэтиленовые пакеты (были и дипломаты, пристегнутые наручниками к запястью!) и заднее сидение машины вместо банковского офиса.

Получается, всю жизнь работаю в области недвижимости — в этом мне помогает не только интерес к работе, но и юридическое образование: я закончила экономический колледж, а затем юридический институт.

Сергей Вишняков,руководитель агентства безопасной недвижимости «Вишня»:

— После выпуска из военного училища я пошел искать работу, но ни в Саратове, где я учился, ни в Москве на тот момент не были нужны ни офицеры, ни инженеры-химики. При этом я совсем молодой и только из-за бетонных стен — даже гражданской жизни особо не видел!

В Москве у меня был простой выбор: либо за зарплату в охранники, либо на сдельную работу страховым агентом или риелтором. Последний вариант показался наиболее жизненным — я рассудил, что полученный опыт со временем пригодится и мне самому. 

Тем не менее на собеседование в охранное агентство все равно сходил, а через дом от него увидел вывеску агентства недвижимости — зашел и туда, и это оказалось единственным местом, где меня не отфутболили, как на других собеседованиях, а приняли, поговорили по-человечески и даже кофе угостили. На следующий день я вышел на работу стажером.

На пути к собственному агентству было еще много ступеней: я даже получил второе высшее образование — юридическое. Оно стало базой для моей дальнейшей работы. Попутно получал и специализированные знания — например, учился тонкостям ипотечных сделок. Сейчас я специализируюсь на безопасных сделках и проверке недвижимости.

Как я стал риелтором: оторванное ухо, несостоявшаяся эмиграция и детективное расследование

Евгений Коноплев,эксперт по недвижимости, риелтор-практик:

— В 1998 году я, тогда еще студент-третьекурсник Бауманки, после трехмесячного забега по бюрократическим инстанциям получил в общую совместную собственность нашу первую с супругой однокомнатную квартиру — в три раза дешевле рыночной стоимости (о покупке «по рынку» студентам и мечтать не приходилось).

Всю жизнь то свидетельство о собственности вспоминаю как пример победы над системой и источник самого большого заряда адреналина (тот еще был подвиг) в сумме с эндорфинами (представьте радость студента, получившего квартиру в Москве). 

Тогда я понял, что, во-первых, у меня получается работать с недвижимостью, во-вторых, как говорили тогда студенты, меня от этого прет. Но на следующие 10–15 лет ушел в модную тогда профессию PR, а не в риелторы.

В 2008 году я работал пресс-секретарем крупнейшего в Москве агентства недвижимости. Одна из сотрудниц помогла купить квартиру моим родителям. После сделки родители сказали: «А ведь без нее у нас бы не было квартиры, мы бы это все сами не вытянули». 

Помню, именно тогда во мне шевельнулось чувство белой зависти: кто-то помогает людям менять жизнь к лучшему — конкретно и осязаемо, пока я пишу пресс-релизы.

В 2011 году я уже самостоятельно покупал себе еще одну квартиру (риелтора привлек только для проверок), но высоко оценил работу риелтора со стороны продавца — Марины Васильевны из «Миэль».

После событий 2014 года и возникших из-за него проблем (пиарщиков в любой кризис сокращают первыми) я понял, что больше не хочу каждые два–четыре года начинать профессиональную траекторию заново, а хочу вечную профессию, которая будет кормить мою семью вне зависимости от внешних обстоятельств: гробовщика, стоматолога, парикмахера.

Вопросов, куда звонить, не было. Через неделю после этого решения я сидел (хотя и стажером, но…) в звездном отделе компании «Миэль». Причем за соседним столом с той самой Мариной Васильевной. Всегда ставлю в пример случай, как хорошие агенты своей ежедневной качественной работой становятся HR-амбассадорами бренда. Позднее и сам я на Всероссийском жилищном конгрессе получил звание «Лучший эксперт по вторичному рынку».

Семь лет я отработал не только риелтором этого агентства, но и много лет был его спикером в СМИ, а весной 2021 года ушел в самостоятельный полет, открыв ИП и став частным риелтором.

Александр Харыбин,директор «Квартирного бюро Александра Харыбина»:

— Давно хотел стать риелтором, но в начале нулевых мне казалось, что эта профессия элитарная и устроиться непросто. В те годы я торговал на обычном рынке вещами и в какой-то момент заметил активное строительство торговых центров. Появление все новых и новых комплексов било по рынкам — мой бизнес начал приходить в упадок.

Неожиданно друг пригласил меня работать в его агентстве по аренде недвижимости. Как и у большинства риелторов, первые полгода были сложными: приходилось жить от сделки к сделке, а стабильности не было — я не знал, будут ли у меня завтра деньги или нет. Было нервно, тяжело, страшно…

Но постепенно количество сделок росло — клиенты стали приходить все чаще. Сейчас у меня свое агентство, которое занимается и арендой, и продажей, и остальными услугами в сфере недвижимости. Но все же аренда — наш конек: лично мне она всегда была интереснее остального.

Как я стал риелтором: оторванное ухо, несостоявшаяся эмиграция и детективное расследование

Оксана Кобзарева,директор проектов в коммуникационном агентстве Rupor:

— Я много лет поработала в департаменте маркетинговых коммуникаций и PR международной компании Michelin, которая производит автомобильные шины. Когда дочь пошла в первый класс, потребовался более гибкий график — так я стала брокером по аренде элитных квартир в IntermarkSavills. В этой должности я проработала год.

Освоившись на рынке недвижимости, пообщавшись с клиентами и увидев своими глазами десятки элитных квартир, я все же решила вернуться в свою основную профессиональную сферу и перешла в департамент маркетинга того же агентства, где почти сразу мне предложили создать PR-отдел — так я вернулась к привычной деятельности.

В роли риелтора я нередко выступала и до IntermarkSavills — тема недвижимости всегда казалась мне интересной, и я часто помогала искать жилье своим друзьям и знакомым. В силу своей заинтересованности я всегда была в курсе трендов и событий. Уходя из Michelin, понимала, что в первую очередь меня тянет именно к недвижимости.

Помню, что первое время работы брокером было довольно сложно: я привыкла получать ежемесячную зарплату, а у риелторов ее нет… Да, кое-где есть минимальный оклад, но все равно основной заработок приходится на комиссию от сделок, а они идут не сразу и не у всех — у меня их поначалу не было. Зато потом, когда шел второй месяц работы, я заключила сразу четыре договора, и дело пошло на лад — тут и приятная сумма, и удовлетворение амбиций.

В целом брокер по недвижимости — это очень непростая профессия с психологической точки зрения: приходится общаться с большим числом людей, причем многие из них (учитывая тот факт, что я работала в элитном сегменте) имеют высокие требования. Здесь надо приспосабливаться и искать подход. 

А еще классный риелтор — это не только знание рынка, но и юридическая подкованность, понимание техники продаж, а также готовность вникать в психологию клиента.

Александр Москатов,управляющий директор сети офисов недвижимости «Миэль»:

— Я пришел в недвижимость случайно. В 1996 году я был безусым студентом третьего курса РГУ нефти и газа им. И. Н. Губкина, готовился стать нефтяником. После долгих поисков работы (студентов, особенно очников, нанимали неохотно) мне удалось убедить руководителя небольшого агентства недвижимости, что учеба делу не помешает. Через два года это агентство вошло в состав «Миэль».

Самым сложным оказалось завоевать доверие клиентов: многие опасались иметь дело с молодым новичком. Вначале было тяжело, я долго входил в рабочий процесс, но постепенно все стало получаться.

За первые пять месяцев я не провел ни одной сделки — это очень долгий срок, я даже попал в списки на увольнение, но мой руководитель, видя усердие и старание, верил, что у меня все получится.

Однажды мне упала сложная (возможно, даже бесперспективная) заявка: дама хотела разменять 60-метровую «трешку» на севере Москвы на две однокомнатные квартиры в том же районе. 

Посмотреть объект можно было строго до 6.30 утра, так как ее сосед по коммуналке — капитан милиции — рано уходил на смену. Я пытался увильнуть от этого варианта, но клиентка попалась настойчивая — пришлось ехать. И неожиданно даже для себя я вытянул эту сделку — она-то и стала моей первой!

В итоге сосед-милиционер остался в «однушке» на севере Москвы, а дама переехала в ближайшее Подмосковье с доплатой. Я же для себя извлек важный урок: нельзя заранее квалифицировать и додумывать ситуацию. С той самой первой сделки я внимательно отношусь ко всем обращениям, выезжаю на все объекты и больше не анализирую перспективность сделки заранее.

Кстати, диплом я получил одновременно с пониманием, что хочу быть не нефтяником, а риелтором. Так что уже четверть века работаю в «Миэль» — за это время я вырос от стажера до управляющего директора.

Как я стал риелтором: оторванное ухо, несостоявшаяся эмиграция и детективное расследование

Ксения Зейналова,риелтор-практик:

— В конце 1990-х я работала медсестрой в реанимации. Случалось, к нам попадали и риелторы. После даже непродолжительного общения многие из них заявляли, что мне нужно работать не в медицине, а на рынке недвижимости — быть их коллегами. К слову, в 18 лет я удачно разменяла «трешку» своих родителей — к сожалению, они развелись. При этом сделка была адская — альтернатива на 11 квартир!

Помню, однажды в отделение привезли женщину: как только она пришла в себя, первым делом начала обсуждать аванс по одной из своих сделок. Я ей как раз капельницу меняла и подсказала вариант действий — просто логически рассудила, как мне казалось. А та и отвечает: «Иди ко мне работать, я директор агентства».

А в 1999 году я, прогуливая работу, упала с мотоцикла — была без шлема, оторвалось ухо, пришлось делать операцию, а потом приходить в себя в гостях у друзей. Там я и познакомилась с генеральным директором агентства недвижимости, к которому в результате перешла работать — из больницы меня все-таки уволили. Параллельно получила высшее юридическое образование. Весной будет 23 года, как я работаю риелтором.

Михаил Куликов,директор департамента вторичного рынка «Инком-Недвижимость»:

— Во время перестройки я работал инженером-конструктором в бюро, связанном с оборонной промышленностью. В то время был развал всего и вся: деньги платили смешные, особенно по сравнению с доходами людей, занятых в коммерческих структурах. У многих возникала мысль заняться бизнесом.

В 1991 году я поступил на курсы по подготовке специалистов для работы на Российской товарно-сырьевой бирже и Московской товарной бирже. Некоторое время спустя, проходя мимо этого учреждения, встретил старого знакомого, который рассказал, что сейчас организуется «Московская центральная биржа недвижимости» и предложил поработать вместе — я согласился. Буквально через два дня он позвонил, и мы вдвоем начали работать брокерами. Впоследствии биржа на паритетных началах объединилась с «Инкомом». Вот такой длинный и интересный путь я прошел от агента до директора департамента вторичного рынка.

Денис Гаджиев,заместитель руководителя департамента городской недвижимости «НДВ – Супермаркет Недвижимости»:

— Можно сказать, что с профессией я определился еще в школе: выбирая из трех фундаментальных направлений, где хотел развиваться (недвижимость, нефтяная отрасль, автопроизводство и продажа автомобилей), я выбрал первый. На тот момент моя старшая сестра уже сделала аналогичный выбор, в какой-то степени проложив дорогу.

Профессию риелтора я начал осваивать во время учебы на четвертом курсе — пошел на стажировку в «Инком-Недвижимость», где проработал два года, а потом перешел в «НДВ – Супермаркет Недвижимости».

Заходить в профессию было сложно — долго не мог найти первых клиентов и заключить первую сделку. При этом я понимал, что профессия риелтора не сразу пропускает новых игроков, но был уверен, что сделал правильный выбор. Упорная работа и дисциплина привели к успеху.

Сейчас профессия риелтора для меня уже не работа, а образ жизни. Помню, как на обучении нам говорили, что из этой профессии невозможно уйти. Теперь я понимаю, что это действительно так. Клиенты всегда будут возвращаться с вопросами: а вы еще работаете в недвижимости, все еще занимаетесь эти делом, помогите нам с документами, подскажите, как себя вести.

Natasha Happy Snowbird,риелтор:

— В России я была «большим боссом». Когда переехала в Америку, долго не могла найти себя: дома и на маленьких должностях сидеть не в состоянии — их я уже их переросла, а на руководящие должности здесь меня никто бы не взял. К тому же мы с мужем много путешествуем и быть на работе с 8 утра до 5 вечера не моя история. Примерив работы переводчика, администратора и менеджера в магазине элитной одежды, решила стать риелтором.

Мой муж считает, что я могу разговорить любое дерево и знакомлюсь с людьми на каждом повороте, поэтому работа агента — точно для меня, сказал он. 

Сперва я удивилась: думала, что это опасный и практически беззаконный бизнес. Но, изучив профессию получше, выяснила, что это не так.

Отучившись на риелтора, я отправилась работать — с тех пор изучаю рынок, работаю со своими клиентами, бесконечно знакомлюсь с новыми людьми и рассказываю своим коллегам за океаном, как у нас тут все устроено и как менять жизнь к лучшему.

Как я стал риелтором: оторванное ухо, несостоявшаяся эмиграция и детективное расследование

Анжелика Молькова,риелтор, руководитель отдела «Инком-Недвижимость»:

— Я из Йошкар-Олы — домашний ребенок, далекий от недвижимости и от квартир. Сперва несколько лет работала в школе, затем на витаминном заводе. Когда дочь выросла, она поступила в московский мединститут, и я поехала за ней. Разумеется, пришлось искать работу — я смотрела газеты, ходила на собеседования в агентства по трудоустройству, но вскоре поняла, что не хочу ни в школу, ни на завод (даже начальником), ни няней. Потом через ярмарку вакансий попала на собеседование в «Инком». Сначала я сомневалась, но решила попробовать — сейчас мой стаж уже более 12 лет. Путь был сложен, но интересен и важен: я была агентом, экспертом, наставником, теперь — начальник отдела.

Нравится0Не нравится0

Источник: www.cian.ru